Страница 1 из 1

Albert Ayler

Добавлено: Чт ноя 27, 2008 14:36
AlexMachen
Изображение
Альберт Айлер (Albert Ayler) (1936-1970) - культовый американский фри-джазовый саксофонист.
Родился в Кливленде в семье музыканта-любителя. Первый музыкальный инструмент Альберта - альт-саксофон. На нем в дуете с отцом играет в церкве госпел. Также играет в местных ритм-энд-блюзовых группах и школьном оркестре (в оркестре играет также на гобое).
В 54 году оканчивает школу и поступает в местный колледж. В это время играет в основном стандарты в cтиле Чарли Паркера (за что получает прозвище Little Bird). Также очень сильно влияние ритм-энд-блюзового хонки-тонкового стиля игры на саксофоне, что прослеживается и в его будущих фри-джазовых записях.
С 56 года идет в армию. Большинство срока службы прошло во Франции. Во время службы он активно изучает записи Колтрейна. Уже в армии Альберт начинает играть на тенор-саксофоне и начинает поиск своего нового, более свободного, звука.
Демобилизовавшись в Калифорнии, Альберт не находит себе места на джазовой сцене Лос-Анджелеса и возвращается домой в Кливленд, где выступает в местных клубах. Новая музыка Айлера обозначила уход от мелодии, Айлер концентрируется на тоне саксофона, в его игру все больше вплетается госпельных мотивов.
В начале 1962 года Альберт едет в Швецию. Днем он играет коммерческую музыку, по ночам играет то, что близко ему самому. Осенью 62 - датируются первые записи Альберта Айлера, позже изданные как альбом The First Recordings, записанный трио, с которым Альберт играл свою музыку в клубах. Музыка в основном стандарты, но уже на этих записях слышно характерное не-боповое исполнение, уже тут присутствует характерный жесткий и агрессивный тон саксофона. В Стокгольме Альберт встречает и играет со многими музыкантами из Америки (Сонни Роллинз, Дон Черри, Дон Байес, Декстер Гордон). В декабре 1962 года Альберт присоединяется к трио Сисила Тейлора (Cecil Taylor) и выступает с ним в Дании, где в начале 63 года записывает альбом My Name Is Albert Ayler.
В 63 году Альберт возвращается в Америку и обосновывается в Нью-Йорке, где выступает вместе с Сисилом Тейлором (к Джимми Лайонсу и Санни Мёррею, с которыми Альберт выступал в Европе, добавился Хенри Граймс). Во время отсутствия работы Альберт возвращается к семье в Кливленд, позже снова переезжает в Нью-Йорк.
В Нью-Йорке Альберт обращает на себя внимание со стороны многих лидеров фри-джазового движения. Его игрой восхищаются Джон Колтрейн и Эрик Долфи.В 64 году Альберт записывает материал, изданный позже на Sprits, Witches And Devils и Swing Low, Sweet Spiritual (альбом госпелов и спиричуелс). Начиная с этого времени Альберт в основном играет и записывает собственную музыку, композиции часто носят названия религиозного характера (Spirits, Prophecy, Ghosts и т.п.). Мелодии как правило простые и легко запоминающиеся, в последствии Альберт будет стремится создать музыку, которую можно было бы напеть, что вызывало противоречивую реакцию у поклонников его музыки.
Изображение
В середине 64 года Альберт сформировал свое лучшее трио вместе с Санни Мёрреем и Гари Пикоком. Этим составом был записан альбом Айлера - Spiritual Unity, являющийся для него примерно таким же манифестом, как A Love Supreme для Колтрейна.
Чуть позже вместе с Доном Черри, Розуеллом Радом и Джоном Чикаем Альберт записывает New York Eye And Ear. Альбом во многом намечает путь к последующим более крупным коллективным импровизациям.
Осенью 64 Айлер со своим трио едет в Данию, где к нему присоединяется Дон Черри. В Европе были записаны Ghosts, Vibrations, The Hilversum Session.
После возвращения в Нью-Йорк к Альберту присоединяется его брат Дональд (Donald Ayler) на трубе, Пикока сменяет Льюис Воррел (Lewis Worrell). Записанная этим составом композиция с концерта в Вилладж Гейт издается на Импульсе (The New Wave in Jazz). Благодаря этому музыка Айлера получает большую известность. Также Альберт продолжает писаться на ESP. Выходят Bells, Spirits Rejoice. Альберт постепенно переосмысливает свою музыкальную концепцию. Из хаотических и агрессивных композиций начинает выделяется форма с развитием. В это время Альберт все больше интересуется композицией и структурой (формой) свободной музыки. Музыка стает все более маршеподобной. Сам Айлер ссылается на ново-орлеанскую традицию.
К постоянному составу Альбета присоединяется Чарльз Тайлер (Charles Tyler). На ударных периодически играют Рональд Шэннон Джексон (Ronald Shannon Jackson), Милфорд Грейвс (Milford Graves). 66 год самый активный в плане концертов. В конце года Альберт проводит тур по Европе (альбомы Live In Berlin, Lorrach Paris).
После возвращения из Европы с помощью Джона Колтрейна Альберт подписывает контракт с Импульсом. Первый альбом, записанный для Импульса, был Albert Ayler in Greenwich Village. В 67 году Альберт записывает следующий альбом Love Cry (единственная студийная запись с Милфордом Грейвсом). Здесь по коммерческим соображениям сокращают длительности композиций и самих соло. Участие Дона на этом альбометоже чисто символическое.
В 68 года Альберт почти не выступает. Осенью 68 записан New Grass - наиболее ритм-энд-блюзовый альбом, в записи участвует знаменитый фанковы ударник Бернард Пёрди (Bernard 'Pretty' Purdie). В это время из группы уже ушел его брат Дон, на Айлера большое влияние оказывает его подруга Мэри Паркс (Mary Parks). Она пишет тексты для песеня и поет сама на его альбомах под псевдонимо Mary Maria.
В 69 записан Music is The Healing Force Of The Univers. Альбом с разносторонним материалом. Альберт отходит от ритм-энд-блюзовости прошлого альбома, но продолжает искать новые формы выражения своих идей. В записи участвуют рок-гитарист, сам Альберт играет на волынке. Появляется новая для Альберта ритм-секция (Bobby Few и Muhammad Ali) и На альбоме. Часть альбома тоже составила несколько фри-джазовых песен Мэри Паркс.
В 70 Импульс не продлевает контракт с Айлером. Летом Альберт собирает новый состав для участия в фестивале во Франции. Это было последнее его выступление. В ноябре 70 тело Альберта Айлера нашли а Ист Ривер. Обстоятельства смерти остаются неизвестными, при этом в версиях о смерти фигурирует все, начиная от НЛО и заканчивая ФБР. По словам Мэри Паркс Альберт покончил жизнь самоубийством.

Изображение

Jeff Shwartz. Albert Ayler: His Life and Music (хорошая биография с подробным описанием дискографии на 93 год)
http://www.ayler.org/albert/index.html

Дискография
http://www.jazzdisco.org/albert-ayler/discography/
http://www.ayler.org/albert/html/discography.html

Документальный фильм
My Name Is Albert Ayler

Статьи
http://www.ayler.org/albert/html/articles.html

Ноты
http://www.ayler.org/albert/html/sheetmusic.html

Биография
Val Wilmer. As Serious As Your Life[/url]

Добавлено: Чт ноя 27, 2008 14:48
AlexMachen
Nikolai Shienok писал(а):В июле этого года Альберту Айлеру исполнилось бы 70. Надеюсь, что вам будет интересно почитать его интервью, данное за 4 месяца до своего исчезновения осенью 1970 года (25 ноября 1970 тело Айлера нашли в реке Ист Ривер). А мне заодно будет полезно вспомнить французский...:-) Итак, поехали...

Журнал Jazz Magazine, №552, октябрь 2004 (перевод с французского)
Daniel Caux

(1)

"Мой отец играл на саксофоне, скрипке и еще был певцом. Он не был всемирно известным, но в своей местности был весьма популярен. Он же хотел, чтобы всемирно известным стал я. Моя мать обладала артистическими наклонностями, но она была, прежде всего, матерью… просто матерью. В четыре года у меня был такой маленький низкий табурет, на котором я обычно сидел. И вот сидя на нем, я стал притоптывать в такт под музыку Бенни Гудмена, которую передавали по радио. Отец сказал: «Да у него талант! Наверное, он станет артистом. Научу ка я его играть, что бы он сделал собственные шаги в музыке». Пока мне не исполнилось семь, мои сверстники играли в бейсбол и прочие игры, а я усваивал уроки отцовского кожаного ремня. Тогда я думал, как это ужасно, но, в конечном итоге, такое обучение пошло мне на пользу. За четыре года отец обучил меня музыке. В Кливленде обо мне говорили как о вундеркинде. Потом я поступил в академию Бенни Миллера. Бенни Миллер в свое время играл с Чарли Паркером и Майлзом Дэвисом в кливлендском клубе «Tea O’Anna». Я проучился в его академии семь лет. Там я познакомился с Литлом Уолтером (Little Walter) и Ллойдом Принсом (Lloyd Prince). Играл с ними в небольших клубах. Я не знал, куда заведет меня музыка… Постоянная игра в клубах с разными людьми изменила мою жизнь. В 16 лет я еще ходил в коротких штанах, и другие парни насмехались надо мной: «У тебя не все дома, приятель! Тебе давно пора носить брюки!» Но моя мать имела собственное мнение на этот счет… она хотела, чтобы я отличался от всех, был «особенным», «уникальным»….

В 17 лет я начал совершать турне с Литлом Уолтером. Я еще посещал лицей, и мне трудно было понять, что значит заниматься музыкой по-настоящему. Я был еще слишком молод для такого образа жизни, который мне никогда не был по настоящему знаком, да и мама старалась оградить меня от этого как могла… Но это был хороший опыт. В школе я играл в гольф, был капитаном команды. Я был первым черным в школе, который выигрывал кубки. Я мог бы целиком посвятить себя гольфу и заработать кучу денег, но музыка жила в моем сердце. Я организовал небольшой оркестр в Кливленде. Мы играли ритм-энд-блюз".

(2)

В 20 лет я подался в армию. Мне все говорили: «Ты с ума сошел! Тебя убьют!...», но это меня не волновало: всё, что я хотел – это быть вместе с людьми, играющими музыку. Мой начальник был жестким, трудным человеком. Он говорил мне: «Альберт, так не годится!», в то время я очень медленно читал с листа, потому что в Кливленде мы играли не по нотам, а так, как чувствовали. Но он все же оставил меня в ансамбле. Так я оказался в джазовом ансамбле учебного подразделения. А что касается чтения нот… это самая легкая штука в мире, стоит только привыкнуть. Служба проходила в Орлеане, во Франции. Оттуда я ездил в Париж, где играл в клубах. Я также побывал в Швеции, и именно там я начал играть нечто совершенно иное. Люди говорили мне, что это было здорово. Я подумал о том, что перед тем как покинуть армию, мне надо бы вернуться к этим «иным» людям и остаться там на некоторое время.

Потом я перебрался из Орлеана в Калифорнию, где и уволился из армии. В Калифорнии я познакомился с Редом Фоксом (Red Fox). Я сыграл для его ансамбля, и музыканты – все как один чёрные – только поморщились… Но Ред Фокс сказал мне: «Продолжай играть так, как считаешь нужным!». Мне это понравилось. И как только я приехал в Кливленд, я сказал своей матери: «Всё, хватит глупостей. Я уезжаю в Швецию». Она ответила: «Ты совсем спятил! Ты не можешь меня оставить». Я ответил: «Просто мне нужно быть там, где меня понимают», поскольку я сам тогда не очень хорошо себя понимал. В самолете на пути в Швецию я познакомился с человеком по имени Бенгт Нордстрём (Bengt Nordstrom), который сказал мне: «Альберт, я хочу, чтобы Вы записали пластинку». И тогда я пошёл в студию и сыграл там перед аудиторией в 25 человек, которые все были «продвинутыми» (The First Recording (EMI, 1962)). Потом меня позвали в Данию, где Оле Вестегард (Ole Vesteegard) попросил записаться в передаче для радио. После этого было решено выпустить следующую пластинку с записями Bye Bye Blackbird, Summertime…(My Name is Albert Ayler (America, 1963)). Затем я опять вернулся в Швецию, где играл с человеком из Техаса по имени Кэнди Грин (Candy Green). Но как только я встретился с Сесилом Тэйлором (Cecil Taylor), я уже не мог больше оставаться с Кэнди…

(3)

Мне очень нравился Сесил Тэйлор. Вернувшись в Штаты, я играл с ним в Take Three. Там были Санни Мюррей (Sunny Murrey), Джимми Лайонс (Jimmy Lyons), Генри Граймс (Henry Grimes), я и Сесил. Это было здорово… Нас приходили послушать Эрик Долфи и Джон Колтрейн после своих собственных концертов в Village Gate. Они знали толк в новой музыке. Именно тогда, в 1964 мне снова позвонил Оле Вестегард: «Я могу организовать для тебя концерты в Дании». Я позвал с собой Санни Мюррея и Гэри Пикока (Gary Peacock). В тот момент Гэри уже 15 дней ничего не ел. Он просыпался только для того, чтобы сходить в туалет. Когда я пришел к нему, он был совсем изможден. Я смотрю на него, а он смотрит на меня и улыбается. Я спрашиваю: «Что ты с собой делаешь?» А он отвечает: «Пожалуй, мне стоит поехать с тобой. Я бестолково растратил большую часть моей жизни, в то время как ты играешь настоящую музыку». Перед тем как уехать в Европу, мы в составе трио записали диск для Бернарда Столлмана из ESP (Spiritual Unity (ESP, 1964). А потом сели в самолет: Дон Черри (Don Cherry), Санни Мюррей, я и Пикок. В Дании люди не понимали, как относиться к нашей музыке: нравится она им или нет. Зачастую это было очень сложно. В общем, мы гастролировали, но Санни Мюррею пришлось потом возвращаться домой на военном транспортном корабле, потому что он отослал все свои деньги своей жене. А однажды в Амстердаме Пикок (лучший контрабасист из всех, кого я когда-либо встречал) упал в голодный обморок, потому что угнетал собственный организм макробиотической рисовой диетой. Из Амстердама он и вернулся в Штаты. А я вернулся в Данию, где Санни посадили на военный корабль. Я вернулся в Штаты последним из всех и весьма раздосадованным.

Я не понимал тогда, куда все движется, и это раздражало меня до безумия… Я думал: никто не понимает меня, никто не понимает тог, что я пытаюсь делать. Да я сам пытался это понять! Ситуация была предельно тревожной. Я вернулся в Нью-Йорк. Там были Орнетт Коулмен (Ornette Coleman), Эрик Долфи, Джон Колтрейн, Сонни Роллинз и другие… В тот день играл Колтрейн… он начал (Альберт Айлер начинает голосом подражать игре Колтрейна), потом вступил Долфи, а когда пришла моя очередь, и я заиграл, кто-то встал и сказал: «Довольно! Убирайся вон из клуба!» Я ушам своим не поверил… Но Долфи сказал мне: «Ты – лучший из всех, кого мы когда-либо слышали, играй так как играешь. И никогда не позволяй никому остановить тебя в том, что ты делаешь» (то же самое мне сказал как-то в Голландии Эррол Гарнер (Erroll Garner)).

(4)

И тогда я выступил в Salle Pleyel с Майклом Сэмпсоном (Michael Sampson) и Биллом Фолуэллом (Bill Folwel). Им было меньше 25 и их можно было понять… Это был момент появления нового поколения в Америке… Я поехал в это турне с «Newport Jazz Festival». Играл самым последним везде, где бы мы не выступали. Потом вернулся в США. Незадолго до смерти Колтрейна я познакомился с Мэри Марайей (Mary Maria), которая начала заниматься моими делами. В тот день позвонил Боб Тиле (Bob Thiele) (директор Impulse!): «Слышал новость? Колтрейн умер!» Потом он добавил: «Его последней волей было, чтобы Орнетт Коулмен и ты играли на его похоронах». Было много разговоров о его болезнях, но никто не знал истинной причины… На похоронах Коулмен играл первым, а потом я сыграл Truth is Marching и Love Cry. Ну а потом Боб Тиле позвонил мне, чтобы я подписал контракт, и всё стало мало-помалу налаживаться… Мэри Мэрайа занималась перепиской, деловыми переговорами и т.д., а я мог целиком посвятить себя музыке. Это счастье – встретить такую женщину! (как вспомню обо всех прежних невзгодах). Два года назад у неё появилась идея альбома New Grass (1968, Impulse!). Боб Тиле хотел, чтобы я сделал этот альбом и сыграл с молодой группой (эта группа была тогда американским эквивалентом The Beatles). Но я сказал: «Нет. Я предпочитаю оставить свои фишки себе. Если надо, чтобы я играл поп-музыку, позвольте мне самому найти группу…». Я сказал себе, что всё получится. Но американский народ меня не понял.

То, что написал о моей музыке Лерой Джонс (LeRoi Jones aka Amiri Baraka) – это его собственное мнение. Мой брат (трубач Дон Айлер) был совсем недоволен его высказываниями. Я не считаю его слова ни хорошими, ни плохими, в том или ином смысле. Я думаю, что он большой человек в том, что он делает.

Когда я записал Spiritual Unity (1964, ESP), люди сказали (кажется, это были французы), что это плохая музыка. Но музыке всё равно, что говорят о ней люди, ведь она – сила природы. В Америке пытались говорить, что в альбоме слишком много политики, и что он приведет к беспорядкам ( в этот момент я был согласен с Лероем Джонсом). Теперь я верю, что у нового поколения в США более свободный дух. Их мысли движутся в том же направлении, что и наша музыка. Теперь многие играют «фри». Определенные идеи проникли и в поп-музыку. Я думаю, что музыка «фри», в некотором смысле, опередила свое время. В будущем она будет чувствовать себя прекрасно!
обсуждение интервью

Добавлено: Чт ноя 27, 2008 14:52
AlexMachen
следует отметить еще, что наряду с Колтрейном и Долфи, Альберт был одним из главных объектов критики джазовых пуристов. и если Джона и Эрика еще можно послушать в боповом варианте в более ранних работах, в том числе в качестве сайдменов, то для Америки Альберт предстал сразу во всей своей фри-джазовой красоте. например, при перечитывании материала мне попалось вот такое
from Cleveland, Ohio, Albert Ayler: not the greatest of the '60s free jazz/new thing musicians (that was Coltrane), but easily the weirdest. I've heard him called a jazz dadaist, but "medievalist" seems to fit him better: he plays a kind of demotic jazz that goes from low taste to avant-garde, and it's all the same music. Best albums: MY NAME IS ALBERT AYLER: his first, done in Europe with a well-meaning and thoroughly competent set of Danish sidemen, who seem to love him without quite getting what he's doing. BELLS: the best of his new-thing period. Total freedom music, comparable to Coltrane's ASCENSION, but good-humoured at the same time. NEW GRASS and LOVE CRY: Albert trying to reach the masses, with lyrics and R&B backup. The amazing thing is that Albert is playing the same stuff throughout, against different backgrounds.---Rob Moody